Во вторник председателю правления «Газпрома» Алексею Миллеру в который уже раз пришлось высказываться по вопросу поставок российского газа на Украину. Как известно, недавно у отечественного газового монополиста в очередной раз возникли сомнения по поводу платежеспособности украинского «Нафтогаза».

Миллер заверил, что, согласно январским договоренностям, «Газпром» в случае несвоевременного перечисления денег украинской стороной за май, может перейти на поставки по предоплате. При этом особо подчеркнув, что ни о каком отключении Украины от трубы речи идти не может.

«Даже если дело дойдет до перехода на предоплату, «Нафтогаз Украины» сам будет решать, сколько получить газа. Сколько оплатят — столько и получат. Какое же это отключение?» — недоумевал глава «Газпрома».

Очевидно, что слова главного российского газовика в первую очередь адресованы европейским потребителям, которые до сих пор ежатся при воспоминании о прошлой зиме, когда для урегулирования отношений с Киевом российская монополия просто прикрутила вентиль, оставив Европу (конечно, не без помощи Киева) без газа.

Богатый опыт безошибочно подсказывает Алексею Миллеру, что подобные операции должны начинаться с массированного информационного прикрытия, призванного заранее расставить все точки над i: «Газпром» — добросовестный поставщик, а Украина — сами знаете что.

И хотя все те же европейцы до сих не пор искренне недоумевают, почему из-за конфликта между поставщиком и транзитером должен страдать потребитель, сполна и вперед оплативший свои покупки, «Газпром», кажется, полностью уверен в том, что правда на его стороне. И вообще, какие могут быть к нему претензии, ведь он заранее предупреждает — проблемы будут!

В отличие от Европы, предупреждать о своих действиях другого своего партнера — Туркмению — «Газпром», похоже, не считает обязательным. Речь идет о взрыве туркменского участка экспортного газопровода САЦ-4, из-за чего с 9 апреля «Газпром» полностью приостановил закупки туркменского газа. По мнению Ашхабада, вся вина за техногенную аварию полностью лежит на российской компании, которая вовремя не уведомила туркменскую сторону о резком сокращении забора газа из трубы — с обычных 115 млн до 27 млн кубометров в сутки, что и стало причиной взрыва.

Как известно, «Газпром» своей вины в случившемся не признает, а руководство компании все это время предпочитало не распространяться о случившемся. И вот в понедельник замредправления «Газпрома» Валерий Голубев на брифинге в Челябинске впервые официально прокомментировал остановку закупок туркменского газа.

Оказывается, весной «Газпром» предложил Туркмении снизить или объемы, или цену закупаемого Россией топлива. Дело в том, что основной рынок туркменского газа — Украина — сократила объем потребления почти вдвое, а по ценам, которые были согласованы с Ашхабадом в декабре 2008 года, рентабельны поставки только в Европу, где потребление тоже падает. Поэтому, пояснил Голубев, «Газпром» в апреле и принял решение сократить забор газа из туркменской трубы в четыре раза. Теперь же, говорит он, Туркмения сама не возобновляет поставки газа, надеясь прежде вытребовать с «Газпрома» компенсацию.

Подобная настойчивость Ашхабада российскую газовую монополию тоже ничуть не смущает — там уверены, что смогут договориться. И вот почему: у Ашхабада «альтернативы нет — других газопроводов из Туркмении в ЕС в ближайшие пять лет просто не может появиться», пояснил Голубев. Ничем не прикрытый цинизм высказываний топ-менеджера «Газпрома», ей-богу, восхищает: подобного представители компании до сих пор себе, кажется, не позволяли, предпочитая пускать в ход намеки и эвфемизмы — как это сделал днем позже Алексей Миллер.

По сути, в том, что российская газовая монополия открыто демонстрирует свою силу и указывает партнерам на их истинное место (особенно, когда этим партнерам действительно деваться некуда), нет ничего плохого. Хотя у критиков методов ведения бизнеса «Газпрома» (вспомнить хотя бы жалобы европейцев о том, что Россия использует газ в качестве политической дубинки) появился дополнительный аргумент.

Проблема в том, что подобные действия, вне всякого сомнения, заставят иностранных партнеров «Газпрома» более энергично заняться выстраиванием альтернативных России маршрутов экспорта энергоносителей. Скажем, подтолкнут все ту же Туркмению к участию в проекте газопровода Nabucco, который может оказаться реальной альтернативой российскому маршруту для поставок топлива в Европу, способной похоронить российский проект South Stream. Похоже, и это «Газпром» не смущает. Что-что, а лет пять-то у них еще есть!