Успешной реализации программы трансформации ВС Китая препятствует недостаточное число высококлассных специалистов в военной экономике и науке. С целью устранения этой проблемы с августа 2003г. реализуется программа по выявлению и продвижению талантливых ученых и специалистов.

Предусмотрена система льгот и поощрений специалистам, работающим над созданием новейших образцов вооружения. Цель — попытка укомплектовать ступени государственного и военного руководства страной в ближайшие 20-ти лет людьми, владеющих всеми особенностями современной военной науки и науки государственного управления в новых условиях. С этой целью разрабатывается программа совершенствования системы подготовки военных специалистов в вузах Китая с тем, чтобы каждый военнослужащий имел четкое представление о происходящих изменениях. Этой же задаче посвящены и регулярные учения соединений и частей НОАК с отработкой слаженности и порядка взаимодействия в условиях ведения современной войны.

Программа предполагает, что через 10-20 лет Китай будет обладать контингентом высококлассных специалистов во всех звеньях военного и госуправления, способных к восприятию нового понимания войны, созданию информатизированных ВС. Кроме того, будет подготовлен штат военных специалистов и штабных работников, способных к планированию операций ВС в новых условиях. Также готовится и контингент ученых, способных к организации инновационного процесса развития вооружения и военной техники, исследований в области ключевых технологий, способных привести к созданию принципиально новых образцов вооружения и военной техники. Значительное внимание уделяется подготовке технических специалистов с широкими знаниями в области новых технологий и систем вооружения, а также обучению личного состава ВС грамотному использованию современного вооружения.

Планируется, что проект будет осуществляться в два этапа. К концу 2010г. будет достигнут высокий уровень подготовки военного персонала, необходимого для осуществления трансформации системы национальной обороны, а также увеличена численность высококвалифицированного персонала в частях и подразделениях НОАК. До 2020г. планируется наиболее полно использовать накопленный потенциал для реализации планов трансформации ВС в соответствии с новейшими военными доктринами информатизированных высокомобильных сил.

Планируется, что значительное число военных специалистов будет обучаться в гражданских вузах Китая. Более 90 таких учреждений уже обучают специалистов НОАК по востребованным специальностям. Кроме того, за последние годы было увеличено число военных специалистов, проходящих обучение в иностранных учебных заведениях. Планируется, что в рамках национальной программы в ближайшее время будет разработана политика предоставления льгот, поощряющая дипломированных специалистов и молодых ученых возвращаться из зарубежных университетов и исследовательских центров с тем, чтобы принять участие в создании новейшей системы национальной обороны. Для всего персонала, работающего в области модернизации системы национальной обороны (как в науке, так и в промышленности), должны быть предусмотрены меры по увеличению размера заработной платы и общего улучшения условий труда и быта.
Эксперты указывают на совершенствование подготовки и боевой выучки войск в целом за счет увеличения числа учений и командно-штабных игр. Особое внимание уделяется развитию международных связей НОАК с ВС других стран. Так, эксперты активно обсуждают результаты, проведенного антитеррористического учения в рамках ШОС в 2004г.

Ход революции в военном деле позволяет руководству Китая сократить общую численность ВС. Так, в сентябре 2003г. китайское руководство объявило об уменьшении на 200 тыс. человек численность ВС к концу 2005г., чтобы поддержать размер НОАК в 2.3 млн. человек.

Развитие военной науки — важнейший фактор достижения успеха в решении задачи трансформации ВС

Развивая ВС, Китай стремится максимально использовать достижения науки и техники, создавая научно-практический задел на годы вперед. Руководство ВС стремится достигать максимальной эффективности в создании новых образцов вооружения путем использования при их разработке фундаментальных прорывных достижений мировой науки.

Стремясь повысить эффективность процессов трансформации, китайское руководство расширяет международное военное сотрудничество для максимального использования опыта других стран в вопросах трансформации ВС. При этом полная независимость от внешних поставок остается основной целью развития китайской оборонной промышленности. Китайские специалисты планируют через 5-10 лет достичь уровня развития военной техники, аналогичной развитым странам Запада. Но, по мнению американских военных экспертов, достичь поставленной цели в обозначенные сроки для китайской промышленности будет сложно, если вообще возможно.

Текущий этап развития оборонной промышленности Китая характеризуется вовлечением ряда разнообразных мер, включая импорт иностранного оборудования, технологий; совместные научные исследования, лицензионное производство; собственные научно-технические инициативы; расширение масштабов производства и модернизация существующей индустриальной базы.

Американские военные эксперты уделяют особое внимание анализу достижений китайской промышленности в области освоения космоса, как важнейшей сферы в достижении стратегического господства. Сегодня Пекин развивает военный космос, включая разведку, навигацию, коммуникации, метеорологию, использование мини- и микро-спутников, а также совершенствование технологии запуска человека в космос. Основные достижения в этой области: успешный запуск первого китайского космонавта; запуск спутника нового поколения для решения задач военной связи на гелиосинхронную орбиту; выведение на орбиту новых спутников оптической разведки; запуск опытного образца низкоорбитального спутника военной связи является, по мнению американских военных ключевым шагом в развитии технологии мини- и микро-спутников в Китае; результаты исследований в области создания противоспутникового оружия.

Развитие микроэлектронной промышленности Китая — основа сознания современных образцов вооружения

Как выяснило Контрольно-ревизионное управление Администрации США, за последние 15 лет Китаю удалось сократить технологическое отставание от США в области микроэлектроники и полупроводниковых технологий с 7-10 лет до 2 лет и менее. Сегодня китайская микроэлектронная промышленность в состоянии производить компоненты микроэлектронных устройств, которые всего на одно технологическое поколение отстают от наиболее совершенных образцов.
Программа трансформации ВС Китая сосредотачивается, главным образом, на асимметричных действиях для достижения превосходства в потенциальном конфликте. К таким средствам реализации асимметричных действий относятся: высокоточное оружие дальнего радиуса действия, информационное оружие, информационные системы управление войсками, эффективная единая система ПВО и иные средства и системы вооружений. С целью сокращения нарастающего технологического разрыва с ведущими странами Запада и, в первую очередь с США, Пекин определил развитие внутренней полупроводниковой и микроэлектронной промышленности как один из его самых высоких приоритетов в развитии оборонной промышленности.

Микроэлектронная промышленность объявлена китайским руководством одним из приоритетных направлений обеспечения национальной безопасности Китая. В ближайшие 5-10 лет предполагается построить более 20 современных заводов по производству полупроводников, каждый стоимостью более $1 млрд. При этом существенную долю инвестиций в китайскую микроэлектронную промышленность составляют капиталы европейских и американских компаний. Прогнозы Международной ассоциации производителей полупроводников говорят о том, что к 2010г. Китай станет вторым в мире по объему рынком полупроводников, а его рост к 2005г. составит более $7 млрд.

Цель Пекина состоит в том, чтобы стать самостоятельным производителем полупроводников для внутреннего рынка, развивать конкурентоспособные на мировом рынке технологии. Эта цель — одна из главных в обеспечении экономической и национальной безопасности страны, и поддержана 5-летними экономическими планами, сосредоточенными на высокотехнологичных отраслях промышленности. Китай любыми способами стремится приобрести технологии для обеспечения его текущих и будущих потребностей в полупроводниках. Пекин признает особую важность иностранных инвестиций в полупроводниковую промышленность. Правительство КНР ввело ряд побудительных программ для иностранных инвесторов, которые включают свободное использование земли и низкие налоги. Для развития внутреннего рынка микроэлектроники в Китае планируется построить более 50 высокотехнологичных промышленных зон по типу американской «Кремниевой долины». Китай уделяет сегодня повышенное внимание подготовке кадров для своей полупроводниковой индустрии. Особая роль отводится подготовке высшего руководящего персонала для управления проектами в области разработки полупроводниковых устройств и их производства. Для этой цели широко используется практика привлечения студентов, возвратившихся в Китай после получения соответствующего профильного образования в американских университетах. Китайские менеджеры активно перенимают знания от западноевропейских и американских специалистов на совместных предприятиях в Китае.
Учитывая роль и место микропроцессорных систем в формировании современного информационного общества, резкое сокращение отставания КНР от США является, по мнению американских экспертов, серьезной угрозой национальной безопасности США. В этой связи был проведен анализ существующих экспортных правил на поставки оборудования и материалов для производства полупроводниковых приборов. Показана слабость существующих экспортных норм, позволяющих вывозить в Китай наиболее перспективные разработки в области производства полупроводниковых приборов, что позволяет Китаю совершенствовать системы вооружения и военной техники. Из этого делается вывод о необходимости скорейшего пересмотра экспортных правил в отношении Китая, особенно после его вступления в ВТО. Особая роль при этом отводится международным организациям и, прежде всего, Вассенаарскому (Wassenaar) Соглашению о контроле за нераспространением технологий двойного применения.

Китайская специфика в ведении информационной войны

В последние годы Китай реализует собственные концепции «булавы ассасина» и «оружия козырной карты» путем проведения настойчивой и целенаправленной информационной политики. Усилия Китая направлены на укрепление экономического состояния, поддержание национального единства, значительное улучшение технологических и военных способностей, а также на увеличение регионального и глобального влияния. Основным условием успешного решения задач является минимальное или полностью отсутствующее явное и открытое противоборство, которое может привлечь внимание стран Запада к Китаю и региону в целом. Цель достигается реализацией уникальной формы информационной войны, эффективно использующей тактику обмана, маскировки и введения в заблуждение противника. Эта теория поддерживается различными источниками, которые имеют непосредственное отношение с Великой китайской стратегии и стратегическому наследию Китая и во многом ведет к пересмотру границ западного определения понятия «информационной войны».

Особо следует отметить, что подобная трактовка развития китайского подхода к информационной войне существенно отличается от результатов, которые высказывались американскими экспертами всего несколько лет назад. Еще в 2001г. результат идентификации китайской доктрины информационной войны рассматривался ими как «разочаровывающе неуловимый». Ранее американские эксперты отмечали, что в открытой литературе китайские специалисты используют определения, весьма схожие, иногда полностью повторяющие американское видение информационной войны, а часто просто занимаются плагиатом. Но ряд экспертов обращает внимание на то, что заимствование могло иметь место, а большая часть дебатов в Китая по рассматриваемой проблеме целенаправленно спланирована с целью сокрытия реальных намерений и способностей Китая, что заставляет воспринимать ее как масштабную кампанию по дезинформации. Некоторые эксперты предупреждают, что США должны быть осторожны, чтобы всецело не полагать, будто Китай рассматривает информационную войну через призму открытых американских публикаций.

Исследуя стратегию действий Китая, роль и место в ней средств и методов информационной войны эксперты столкнулись с рядом фундаментальных отличий, корни которых лежат в культурном различии Западной и Восточной цивилизаций. По мнению специалистов наиболее рельефно отражают различия в менталитете народов древнейшие логические игры, получившие широкое распространение и признание на Востоке и на Западе: для Запада это шахматы, для Востока — игра го. Шахматы предполагают наличие полного комплекта фигур до начала поединка, в то время как партия го начинается с чистого игрового поля. В процессе игры в шахматы силы противников убывают пропорционально утрате отдельных фигур, вместо этого в го силы одного из противников увеличиваются за счет установления контроля над фигурами другого противника. Чем больше длится партия в го, тем чувствительнее становятся позиции противников к ошибкам, тем значительнее становятся преимущества того, кто первый сможет воспользоваться ошибкой противника. Итог шахматной партии — разгром армии противника и гибель короля. При этом, как правило, серьезно страдает и собственная армия, итог же партии го — установление контроля над большей частью территории игрового поля, причем сила победителя тем больше, чем была больше сила противника. Важным итогом этой аналогии является осознание сути восточной стратегии противоборства: в стратегии нужно стремиться к большему влиянию при минимальных затратах, при этом не уничтожать противника и собственную нацию в бесконечной борьбе, а использовать ресурс и возможности противника для собственного роста.

Важным является то, что главной целью остается не победа над противником любой ценой, даже ценой его полного истребления, но, избегая непосредственных столкновений и стратегических перемещений сил, достижение господства, выживания и процветания собственного народа. Этот подход оставляет жизнеспособной нацию, позволяя ей доминировать над процветающим миром, а не над миром разрухи, негодования и бедности.

В качестве еще одного подтверждения культурных различий, американские эксперты отмечают следующее: Китай официально не опубликовал свою Великую стратегию, однако анализ различных источников позволил идентифицировать две стратегические цели Китая: развитие «всесторонней национальной мощи» и максимизация «стратегической конфигурации силы», названной китайскими специалистами «ши», с целью поддержания независимости и создания импульса для усиления национальной мощи.

Великая стратегия Китая в полном объеме остается закрытой. Однако наибольший интерес, по мнению американских экспертов, представляет интерпретация китайского «ши», так как в отношении этого термина отсутствует какой-либо западный эквивалент. Лингвисты трактуют его как «выравнивание сил», «склонность вещей» или «потенциал, рожденный диспозицией», который в руках высококлассных стратегов может гарантировать победу над превосходящей силой.
Осознание базовых принципов китайской стратегии позволяет экспертам утверждать, что сегодня в Китае может превалировать совсем иное представление о США как о глобальном противнике. Наиболее вероятно, что, базируясь на культурных различиях и «стратегии го», Китай видит США как препятствие к достижению контроля и влияния в регионе и в мире в целом. Однако победа Китая над этим противником не возможна без использования ресурса самого противника. Учитывая безусловные выгоды во взаимодействии с США, прежде всего, в вопросах торговли и технологий — Пекин, очевидно, полагает, что США представляют существенный долгосрочный вызов. Руководство Китая утверждает, что США стремятся поддерживать доминирующее геостратегическое положение, сдерживая рост китайской мощи, и, в конечном счете, их стремление будет направлено на расчленение и «вестернизацию» Китая, одновременно не допуская возрождения России. Кроме этого, Китай отрицательно относится к взаимоотношениям США с Японией и Тайванем.

В целом американские аналитики предполагают, что Китай будет стремиться уменьшить влияние США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, не предпринимая резких конфронтационных действий с тем, чтобы не допустить открытого противостояния с превосходящими силами.

Между тем, современная американская военная доктрина стремится к достижению информационного превосходства над противником путем массированного использования высокотехнологичных систем вооружения и военной техники, поддержанных инфраструктурой командования, управления, систем связи и разведки, а также широким использованием высокоточного оружия для уничтожения ключевых целей. Основной задачей является при этом разрушение способностей противника по управлению войсками. Информационные действия ведутся американскими войсками в поддержку традиционного кинетического оружия. Основываясь на подобной доктрине, цель американцев сегодня заключается в том, чтобы быть на несколько шагов впереди противника, находясь внутри его цикла принятия решений, обладая актуальной информацией и не допуская противника к пониманию характера действий своих войск, быстро наносить удары по противнику с хирургической точностью. Однако, возвращаясь к аналогии шахмат и го, американская военная доктрина сегодня — это только иной способ изложения еще одного варианта как победить в шахматах.

Основной вывод американских военных экспертов сводится к тому, что концепция информационной войны Китая не есть борьба в традиционном, западном смысле этого слова. Информационные действия Китая идут вне военной области, которая более традиционна для Запада. Они главным образом базируются на достижении благоприятного для Китая развития событий и их положительного исхода вместо наращивания мощи технических средств или использования текущей уязвимости американской инфраструктуры. Цели информационных действий Китая вероятнее всего удалены во времени на десятилетия в противоположность существующей американской тенденции к немедленным, но краткосрочным успехам.

Версия о том, что Китай в настоящее время ведет информационную войну «незападной» формы получает много подтверждений. В последнее время Китай накапливает как можно больше значащей информации (особенно в области экономики и обороны), защищает собственную информацию, лиц, принимающих решения, и национальное единство. Китайцы стремятся эксплуатировать информационные системы их противника, создают общественные структуры, пытаясь влиять на процесс принятия решений их противника. При этом Китай пробует скрыть свои намерения от Запада, потому что осознает преимущества такого положения: возможность эксплуатации намного больше, когда цель предпринимаемых действий не осознается противником.

Если Китай намеревается победить, не вступая в открытое противоборство, то он в ближайшие годы будет придерживаться выбранной линии подкупа, запугивания, заимствования и кражи каждого возможного преимущества, но не противопоставляя при этом себя Западу и не идя на открытую конфронтацию.
Анализ открытой китайской литературы позволил экспертам выделить ряд базовых положений китайской концепции информационной войны. К ним относят: атаки на компьютерные сети, информационные операции, экономические операции, высокоточные удары и направленные акции. Среди наиболее часто описываемых целей возможной войны было идентифицировано пять: преимущество национальной безопасности, экономическое преимущество, финансовая выгода, политическое влияние и изменение политики. В перспективе можно ожидать тесного переплетения всех четырех инструментов национальной мощи: ВС (преимущество национальной безопасности), экономики (финансовая выгода), дипломатии/политики (изменение политики) и информации (политическое влияние). Таким образом, любые средства, которые увеличивают национальную мощь, рассматриваются китайскими стратегами в качестве средства противоборства.
Понимание американскими экспертами китайского подхода к концепции информационной войны остается сегодня недостаточным для построения адекватной стратегии противодействия Китаю в информационной сфере в ближайшие годы.

Заключение

Характерной особенностью современного этапа трансформации ВС Китая является осознание руководством страны того факта, что в результате процессов глобализации противоречие в военной науке и технике между информатизацией с одной стороны и механизацией — с другой, продолжает углубляться. Подобные процессы ведут к нарастанию неустойчивости и снижению эффективности применения военной силы. Вместе с тем роль, отводимая военной силе в обеспечении национальной безопасности, по мнению китайских специалистов, сегодня продолжает занимать главенствующее положение.

Проведенная коалиционными силами операция в Ираке выдвинула на первый план проблему, связанную с расширяющейся технологической пропастью между развитыми странами Запада и их ВС и ВС стран остального мира. Этот расширяющийся разрыв побудил руководство Китая призвать НОАК стремиться к «технологическому прыжку» с целью всемерно ускорить приобретение способностей, увеличивающих маневренность, огневую мощь и точность оружия путем всемерной информатизации ВС.

Китайские эксперты также считают, что первые два десятилетия XXI в. будут критическим периодом для реформы и выстраивания новых отношений в области военной науки и промышленности КНР. В этот период должно быть отлажено взаимодействие военной и гражданской промышленности, сбалансированы военные и гражданские потребности. В этот же период планируется осуществить модернизацию производства на ключевых предприятиях оборонной промышленности с целью наибольшего соответствия их возможностей потребностям ВС.

Китайские эксперты ожидают скачкообразного изменения качества научных исследований, уровня понимания и планирования строительства ВС в новых условиях после насыщения всех структур военного и государственного управления необходимым числом высококлассных специалистов. Долгосрочная программа модернизации НОАК ставит перед собой цель создания и развития способностей вести и побеждать в быстротечных конфликтах высокой интенсивности по всему периметру государственной границы Китая. При этом особое внимание уделяется развитию ВВС и ВМС, как основного средства сдерживания возможной агрессии.
По ряду оценок, изменение акцента в американской внешней политике на проблемы борьбы с терроризмом, уменьшило внешнеполитическое давление на Китай, открыв новые возможности по усилению его позиций не только в регионе, но и во всем мире. Отвечая на изменение ситуации в мире, руководство КНР, по мнению рядя экспертов, ускорило темпы проведения реформы и модернизации ВС, направленные на скорейшее решение тайваньской проблемы.

В то же время целый ряд действий американских ВС, предпринятых в последнее время (вторжение в Афганистан, размещение ВС США в Средней Азии, углубление отношений в области военного сотрудничества между США с одной стороны и Пакистаном, Индией и Японией, с другой), привели к осознанию руководством Китая того факта, что основная цель проводимой США кампании состоит в скорейшем окружении Китая, обеспечения возможности его блокады и изоляции от внешнего мира.

Китай становится главным экономическим и военным конкурентом США в наступившем столетии. Однако, несмотря на наличие такого серьезного противника, американское понимание стратегического наследия Китая, его Великой стратегии и роли информационной войны, по мнению американских экспертов, серьезно недооценены. Существующий сегодня в США уровень развития приемов и методов анализа и прогнозирования не позволяет полностью постичь то сильное и глубокое воздействие, которое восточное стратегическое наследие имеет в действиях Китая.

Вместе с тем, как подчеркивают эксперты, несмотря на то, что за последние годы Китай добился существенного роста военного потенциала за счет поставок в войска новых систем вооружения, совершенствования боевой подготовки войск и изменения основных положений военной стратегии, в настоящее время он не имеет достаточно возможностей для проецирования необходимой военной силы вне национальных границ. Это не позволяет говорить о возможности силового решения тайваньской проблемы в ближайшие годы.

Таким образом, фокус краткосрочных и среднесрочных мероприятий по трансформации сил общего назначения НОАК будет сосредоточен на активной подготовке к возможной эскалации напряженности в Тайваньском проливе с учетом возможного вмешательства в конфликт и США. При этом в качестве целей ставится на только завоевание превосходства над ВС Тайваня, но и склонение США к скорейшему выходу из конфликта путем нанесения существенных потерь. Основной акцент при этом будет сделан на развитии ассиметричных методов вооруженной борьбы.

Эксперты особо отмечают, что отсутствие баланса между глобальными интересами Пекина и его низкой способностью проецировать силу для защиты своих интересов, как в региональном, так и глобальном масштабах создает ощущение уязвимости для самого Китая, что в свою очередь продолжает создавать напряженность между Китаем и США.