‘Я считаю, что главной причиной политической нестабильности на постсоветском пространстве является слабость в этих странах политических традиций демократии, гражданского общества и законности, — заявил IPS директор московского отделения политико-аналитического центра Heritage Foundation Евгений Волк. — Наследие тоталитарного прошлого все еще сильно, так же как и его институты, в частности, коммунистические партии’.

К тому же, добавил он, Россия заинтересована в том, чтобы ‘дестабилизировать эти страны, дискредитировать их в глазах западной общественности и настроить ее против интеграции этих стран в Европейский союз и Организацию Североатлантического договора в качестве надежных и заслуживающих доверия партнеров’.

В свою очередь, правительства самих стран, по его словам, делают крайне мало для того, чтобы исправить ситуацию в своих экономиках, диверсифицировать их, уменьшить зависимость от российских энергетических ресурсов, трудового рынка и рынка потребительских товаров.

Украина, Молдова и Грузия сейчас переживают нелегкие времена. Украина, граничащая с Россией, Белоруссией, Молдовой и Венгрией (так в тексте, — прим. пер.), в 2005 году удачно провела у себя ‘оранжевую революцию’, однако ее третий президент Виктор Ющенко, срок правления которого истекает в конце этого года, глубоко непопулярен.

Грузию охватили протесты оппозиции против президента Михаила Саакашвили. Его политика интеграции с ЕС и НАТО, а также все заметнее проявляющиеся у него тоталитарные тенденции, навлекают на него критику со стороны оппозиционных организаций. Резкую критику со стороны Запада вызывает также его жесткое обращение с оппозицией притом, что он сам пришел к власти в 2003 году в результате уличных протестов.

Утрате его популярности также поспособствовала катастрофическая война с Россией, разгоревшаяся в прошлом августе и неспособность провести демократические реформы, обещанные им во время революции, которая привела его к власти. После ‘революции роз’ в Грузии и ‘оранжевой революции’ на Украине демократическое развитие Украины зашло в тупик, а в Грузии оно даже обратилось вспять.

Впрочем, если на Украине и в Грузии политическая нестабильность привела хоть к какой-то степени политической свободы и свободы прессы, в Молдове все сложилось совсем по-другому. С тех пор как коммунисты пришли в этой республике к власти сначала в 2001 году, а потом в 2005-м, в ней долгое время царила политическая стабильности.

‘Коммунисты воспользовались властью, чтобы взять под контроль исполнительные и судебные органы, — прокомментировал ситуацию IPS политолог из брюссельского Центра по изучению европейской политики (Centre for European Policy Studies) Георге Дура (George Dura). — Молдавские власти все активнее препятствуют свободе прессы. Я думаю, что главными причинами протестов в Молдове стало ослабление демократии, связанное с ростом политической стабильности и ужесточением контроля при все более авторитарном режиме’.

После того, как в 1991 году распался Советский Союз, Молдова оказалась одной из самых бедных стран Европы. Почти четверть ее четырехмиллионного населения работает в Евросоюзе или в России. По данным Всемирного банка, переводимые ими на родину средства составляют почти 40 процентов ВВП Молдовы.

Хотя старшее поколение молдаван склонно считать главным союзником своей страны Россию, изрядная часть молодежи смотрит на запад — в сторону Европы и в частности соседней Румынии, обладающей тесными лингвистическими, этническими и культурными связями с Молдовой. Многие из молодых молдаван приняли участие в протестах, требуя объединения с Румынией — членом Европейского Союза и НАТО. После этого президент Владимир Воронин обвинил румынские власти в том, что они поддержали протесты и помогали оппозиции организовать попытку переворота.

Многие в этих странах осуждают Россию.

‘Развитие демократии на пост-советском пространстве не потерпело неудачу, ему преднамеренно нанесли удар российские власти, — заявил по е-мэйлу IPS министр Грузии по вопросам реинтеграции Темур Якобашвили. — Достижения демократии все еще непрочны и требуют в некотором роде тепличных условий, или, по крайней мере, отсутствия штормов и ураганов’. ‘Запад также должен сыграть свою роль’, — считает Якобашвили, бывший исполнительный вице-президент Фонда стратегических и международных исследований Грузии.

Представитель оппозиционной Консервативной партии Грузии Каха Кукава утверждает, что оппозиция борется за то, чтобы сменить власть демократическим путем.

‘Это широкий вопрос. За Саакашвили числится длинный список ошибок: преднамеренное ограничение свободы прессы, необъяснимая милитаризация, странная воинственная риторика, которая привела нас к августовскому конфликту, дискредитация судебной системы, государственное давление на бизнес, фальсификация выборов, в результате которой в парламенте нет реальной оппозиции, и что хуже всего — пренебрежение законностью’, — заявил он IPS из Тбилиси.

Крис Уокер (Chris Walker) из базирующейся в Лондоне и следящей за развитием демократии в мире неправительственной организации Freedom House (так в тексте, — прим. пер.), заметил в своем комментарии IPS, что ‘с учетом остроты и глубины глобального экономического кризиса демократические реформы в бедных странах, таких как Украина, Грузия и Молдова, подвергнутся еще более тяжелым испытаниям. Поэтому политическим лидерам этих непрочных и частично устоявшихся демократий необходимо привлечь к себе общественность и добиться поддержки решений, которые могут стать ответом, на эти серьезнейшие вызовы’.

По словам Уокера, реформы в республиках бывшего Советского Союза продолжают идти тяжело, и верховенство демократии практически в каждой из стран региона сталкивается с крупными проблемами. ‘Все государства советского региона, несомненно, в ближайшее время ожидают серьезные трудности, однако те, из них, кто стремится добиться более ответственного и прозрачного руководства с большей вероятностью могут преуспеть в современном глобализованном мире’.

ОПРОС: Демократия — это хорошо?