«Обама — Россия — мусульманский мир». Ещё одна актуальная связка мировой геополитики. Правда, в отличие от вопросов типа «США-Китай», «США-Европа», «США-БРИК», «США-Израиль», «США-Россия», в которых имя нового американского президента скорее приставляется к названию возглавляемой им державы, в отношении мусульманского мира достаточно явно обслуживающим Госдеп пропагандистским аппаратом продвигается само имя Обамы — Барака Хусейна. И это преподносится как симптоматика. Не знаю, может ли стать президентом Соединённых Штатов этнический китаец, но этнический мусульманин, пусть и представляющий собой с детства христианина, им стал.

Собственно, в противостоянии с многополярным миром для сил, чьим инструментом является проект «Соединённые Штаты Америки», разница между Россией и Китаем заключается в том, что последний являет собой силу на самом деле обособленную, себе на уме. В то время как Россия настоящую угрозу для претендентов на «мировое господство» представляет именно в связке с различными акторами международной политики, которым как раз такого связующего звена и недостаёт для развития альтернатив навязываемым Западом моделям. Поэтому логично рассматривать американскую политику в том числе через призму связки «Обама — Россия — мусульманский мир».

Надо сказать, что сегодня проявляется некая новая особенность внешней самоподачи американских рулевых. На «мусульманском» направлении это можно представить на примере медиа-присутствия американской двухпартийной «Лидерской группы по американо-исламским связям», в которую входят также бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, бывший исполнительный директор Комитета американо-израильских общественных отношений Томас Дайн, президент Исламского общества Северной Америки (ISNA) Ингрид Маттсон, бывший посол США по специальным поручениям на Ближнем Востоке Денис Росс и другие известные личности. На российском направлении укажем на г-на Николая Злобина, директора российских и азиатских программ Института мировой безопасности, бывшего Института безопасности оборонной (Вашингтон, США. И обратите внимание на характерную смену названия).

Если посмотреть на то, как и что адресуют мировой прессе подобные структуры и деятели, то можно увидеть, что целенаправленно формируется новый образ американской администрации, объединяющей лучшие умы страны и зарубежья, говорящей откровенно, признающей и национальные интересы США и многополярность мира и при этом предлагающей диалог и исследование, открытый анализ впереди решения. Всё это подчеркнуто противоположно образу администрации времён Буша-младшего, оставшейся в памяти высокомерием и демагогическими миссионерскими лозунгами, слабо прикрывающими грубую экспансию. Немаловажной составляющей такой ПиАр-линии является регулярная концентрация общественного внимания на том факте, что проект «Обама» готовился и база для него создавалась «просвещёнными адекватными умами» загодя, а сам новый президент качественно развивает подготовленный потенциал. Поворот к исламу и мусульманам был логичным следствием широкой предвыборной поддержки американскими последователями Пророка кандидата Обамы, его заявления о США — мусульманской стране, о новом формате отношений с исламским миром, с Ираном, о закрытии тюрьмы в Гуантанамо, о поддержке палестинской государственности, тезисы выступлений в Турции, Саудовской Аравии, Египте, как усиленно подчёркивают представители «мозговых центров» новой администрации США, были заранее разработаны.

Но, как и в России, в мусульманском мире не склонны обманываться. Тот же г-н Злобин еще в 2002 году произнёс то, что и не скроешь: «Представим себе на минуту, что в США к власти вместо Республиканской партии придет Демократическая. И что, вектор американской политики изменится? Стратегически продолжится то же самое, но тактически, вероятно, другими средствами». Но добавил: «Однако мне кажется, что для России есть большая разница, какими методами американизм будет утверждать свою мировую гегемонию». Сегодня, как видим, методы предлагаются новые, по крайней мере, по внешней подаче. По существу же очевидно, что и в отношении России, и в отношении мусульманского мира политика пока что продолжается старая. Аналитики отмечают, что одновременно с визитом Обамы в Каир в Москву прилетел в качестве представителя израильского МИД Авигдор Либерман, провозгласивший небывалые прежде высоту и качество российско-израильских взаимоотношений. Госдеп по-прежнему спонсирует агрессивность Михаила Саакашвили и легитимизирует боевиков на Северном Кавказе (обратим внимание на их новую активизацию). Обама призывает Ахмадинежада «прекратить насилие в отношении своего народа», а Британия и США продолжают совместно пытаться «приручить» и направлять в нужное русло наиболее энергичные силы мусульманского мира. И России, и мусульманам одинаково очевидно: задача США — вбивать клинья между Россией и мусульманским сообществом и привлекать их на свою сторону по отдельности.

Другой вариант — взять Россию под контроль и использовать это для усиления своих позиций не только на евразийском плацдарме, но и в мусульманском мире. Прагматический подход западного менеджмента не может не искать наиболее эффективных путей к достижению целей, в данном случае — «мировой гегемонии американизма».

Карты, как видим, брошены и играются практически в открытую. Западным «менеджерам» некуда деваться из колеи. Россия и мусульманский мир верят в себя и не боятся участвовать.