Тут tsarev_alex сокрушается, что в России никто не улыбается детям. Понятное дело, что дети — это особый случай. Даже когда взрослым особо не хочется улыбаться, дети еще вызывают такое желание. Они такие чистые и искренние и еще ни в чем не виноваты, что «портит нам жизнь». Они смешные, они на секунду отвлекают от всей серьезности суровой жизни. Но на самом деле мне кажется, что не в детях дело. В России незнакомым людям не улыбаются вообще.

Я писала об этом давно, когда прилетела в очередной раз из Москвы. В самый первый день я попыталась купить в Москве билетик для метро, сунулась в соответствующее окошко и попросила нужный мне билет, на что неприветливая продавщица ответила: «А кто сказал, что он у меня есть?!»
— А он у вас есть? — удивленно спросила я.
— Ну есть! — ответила она еще более угрюмо, на чем обсуждать стало нечего.
Если предположить, что ей все надоели и ни с кем не хочется общаться, по моей логике было бы проще вообще ничего не отвечать и молча выдать билет, нежели вступать в такие странные диалоги. Но мне не хотелось обсуждать с ней собственные мысли, особенно с учетом того, что за моей спиной стояло, в ожидании, человек 50.

То же самое я встречала в Москве на каждом шагу. Ни на один простой вопрос, вроде «сколько стоит», мне не могли ответить нормально. Отвечали какой-то бред вроде: «Вот идите на тот конец прилавка и посмотрите, а мы где будем, если за каждым таким вопросом будем тут ходить по 10 метров?»

И еще я обратила внимание, что никто не улыбается. Идешь сквозь толпу, и толпа эта — мрачнее тучи. Понимаю, жара, теснота, работа тяжелая, денег мало, забот много. Но вот происходит какой-то рывок, кто-то на кого-то падает, спотыкается, налетает, и толпа мрачнеет еще больше. Когда что-то подобное происходит в любой другой стране, народ начинает улыбаться и шутить, мол, ничего, если все попадаем, так хоть полежим на пике тяжелого дня. Тут никому не до шуток.

В магазинах подороже вежливо говорят «спасибо» и «пожалуйста», но как-то чувствуется, что для них это ново, и им в последний раз 15 минут назад напоминали за кулисами, что нельзя это забывать.

Наконец, спустя 2 недели, добравшись до аэропорта со сколькими-то килограммами перевеса в багаже, я оказалась в маленьком отсеке, где в разных точках сидели три женщины. Одна велела мне заплатить второй некую сумму и отдать талончик об уплате третьей. Там было пусто, я была одна, и все это происходило на двух квадратных метрах. Я проделала всю несложную операцию, и при этом каждая из трех женщин довольно изощренно мне нахамила. Добравшись до последней (или вернее вернувшись к ней) и услышав очередную гадость, я не выдержала и спросила: «Послушайте, что я вам сделала? Почему вы не можете просто молча пропустить меня вон в ту дверь?» на что она вдруг (кажется честно) ответила: «А вы думаете нам приятно целый день смотреть на вас, вот таких, «наших», с заграничными паспортами, летящих туда домой?»

Я не нашла, что ответить на это, и обрадовалась, что проблемы закончились и меня наконец пустили в самолет.

На другой стороне я выходила поздно ночью. По краям от выходов стояли немецкие пограничники, направлявшие владельцев разных паспортов в разные коридоры и окошки. Было видно, что они устали, но они улыбались. Улыбки не сходили с их лиц, и они постоянно всем повторяли: «Вам туда, а вам сюда. Доброй ночи. И хорошего вам вечера. Хорошо вам отдохнуть после поездки. Вам туда. Хорошего вам вечера»
Они тоже частенько улыбаются дежурно, и говорят это дежурно. Но у них это насколько глубоко сидит внутри, это уже стало обычным рефлексом. У них кажется тоже настроение было не очень, и не известно, сколько они там уже стоят. Но по крайней мере в тяжелый момент их дежурная реакция — улыбка и пожелание хорошего вечера.

В немецких больницах, как я уже писала, все сестры постоянно громко шутят и веселятся. Они вращаются, как белки в колесе, с 6 утра (а предположительно и ночью что-то делают), но это не обсуждается. Они всегда бойкие, веселые, оптимистичные, что бы не случилось, принесут, уберут, ничего страшного, улыбайтесь, сейчас все пройдет. Распространяют вокруг себя постоянно веселое и боевое настроения. Я этому удивляюсь постоянно.

В других сферах обслуживания то же самое, но не в такой степени. Но все равно везде пошутят, улыбнутся. О товаре расскажут, рецептом поделятся, маникюр похвалят и свой покажут, и естественно 10 раз улыбнутся ребенку, если он есть. И сунут ему приятную мелочь, если что-то бесплатное рекламное есть под рукой.

Я часто поднимаюсь где-то на эскалаторе, встречаюсь взглядами с незнакомыми людьми, и они мне улыбаются. Захожу в лифт или какую-нибудь комнату ожидания, и немногочисленные присутствующие там здороваются. Просто так, потому что нас мало и как-то хочется что-то приветливое сказать. Иногда даже здороваются в полупустом метро.

Про какую-нибудь Италию или Португалию я вообще не говорю! Там, стоит к кому-то обратиться, с тобой тут же пытаются подружиться навсегда. А если не обращаться а просто посмотреть, непременно улыбнутся, могут подмигнуть или помахать рукой. Хотя с чего бы это? Незнакомые люди. В Греции просто многие издалека здороваются, как будто старые друзья, приветливо машут руками, кричат приветствия и что-то радостное по поводу прекрасного утра.

Я раньше думала, что это связано с уровнем жизни. Говорят, если в стране жизнь тяжелая, то и улыбаться не о чем. Но многочисленные знакомые опровергают эту теорию, рассказывая, как все улыбаются в Индии, в Непале, в Бразилии и в Мексике.
Почему в России никто не улыбается на улице чужим людям?