Палестинский врач Ашраф Альхаджудж призвал в воскресенье ливийцев и мировое сообщество провести расследование в отношении того, как пытали его и пятерых болгарских медсестер, пытаясь добиться от них признания в заражении СПИДом нескольких сотен ливийских детей.

«Прошу ливийский народ провести расследование, чтобы помочь нам снять клеймо позора с наших имен», — заявил он журналистам в Вердене, живописном городке в 40 минутах езды от Амстердама, где живут его родители и четыре сестры после отъезда из Ливии в 2005 году.

«То, что мы теперь свободны, еще не конец. Мы должны очистить наши имена от этой трагедии. Мы такие же жертвы, как и дети», — говорит 38-летний врач.

Альхаджудж и медсестры были освобождены 24 июля 2007 года после более восьми лет, проведенных в ливийской тюрьме. Их освобождение стало возможным благодаря соглашению, заключенному Европейским союзом с официальным Триполи.

Шестеро узников, которых дважды приговаривали к смерти, утверждают, что они не виновны в заражении детей, а признания были вырваны у них под пытками. Болгария и другие европейские государства также заявляли, что медики невиновны, и призвали к их освобождению.

Родственники больных детей под воздействием местной пропаганды утверждают, что инфицирование СПИДом являются частью западной политики, направленной на подрыв всего мусульманского сообщества и Ливии, в частности. Из зараженных детей более 50 умерли.

По словам Альхаджуджа, международные организации также могут добиваться расследования причин заражения детей. Он планирует в понедельник встретиться со своим адвокатом для обсуждения вариантов, которые могут включать в себя судебный иск против ливийских тюремщиков. Его он может подать самостоятельно или вместе с медсестрами.

Альхаджудж, родившийся в Египте, но выросший в Ливии, заявил, что он никогда не вернется в Триполи. «Эта страна разрушила мое прошлое, мое настоящее и мое будущее».

Палестинец, который недавно получил болгарское гражданство, планирует в будущем жить и в Нидерландах, и в Болгарии. «Сейчас у меня две семьи: одна в Нидерландах, другая — в Болгарии. Я горжусь, что и здесь и там чувствую себя, как дома», — говорит он.