ПОЛ ГОБЛ: я думаю, что правильнее всех сказал Джордж Кеннан, большой специалист по России. Он должен был написать введение к книге ‘Маркиз де Кюстин. Россия в 1839 году’. Тогда Кеннан сказал: ‘Я не знаю, является ли эта книга хорошим описанием российского царя Николая I. Однако, это отличный портрет советского генсека Леонида Брежнева’. Другими словами, культурные моменты, которые в 1830-е годы ощутил маркиз де Кюстин, были все еще живы в советское время, в 60-е, 70-е годы. Я бы сказал, что большинство этих ценностей присутствуют и сейчас. Я думаю, мы совершаем ошибку, когда спрашиваем ‘почему коммунизм восторжествовал в России?’. Правильный вопрос — ‘почему Россия стала коммунистической?’, а ответ такой — потому что российской политической культуре идеи марксизма-ленинизма подходили гораздо больше, чем культурам других стран. Прискорбно!

РОБЕРТ АМСТЕРДАМ: :У России непредсказуемое прошлое и предсказуемое будущее.

ПОЛ ГОБЛ: соглашусь с этим. Я думаю, будущее России будет, скорее всего, таким же, и это плохо. Почему я занимаюсь тем, чем занимаюсь? Потому что есть россияне, их много, не супермного, но все-таки, которые не хотят быть частью этого. До 1917 года существовал довольно многочисленный слой людей западного типа, европейского, они говорили по-английски и по-французски.

Именно поэтому мне так понравилась критика Ириной Павловой Глеба Павловского. Утверждение о том, что Владимир Путин — сегодняшний Столыпин. Единственное, что Путин имеет общего со Столыпиным — это ‘столыпинский галстук’. На российском сленге 11-го года этот галстук означал повешение. Людей, которых повесила царская власть. Я думаю, тогда были люди, которые могли осуществить перемены, я думаю, что Запад бы их поддержал. Прискорбно, что люди скорее соглашаются мириться с политической элитой, исключение здесь, наверное, только Борис Ельцин. Я им восхищаюсь невзирая ни на что, невзирая на то, что он должен был бы сидеть, — если бы он был жив, — в соседней камере с Путиным в Гааге за преступления в Чечне, но, тем не менее, считаю, что он был наиболее близок к лидеру западного типа. Он не любил коммунизм, и он не любил КГБ. Тогда как путин любит и то, и другое.

На grani.ru есть чудесный текст, он начинается с рассказа о том, что вчера в Мюнхене кто-то взорвал памятник Адольфу Гитлеру, и канцлер Германии, Ангела Меркель, заявила, что на восстановление памятника будет потрачено 8 миллионов евро’. Разумеется, такого не происходило, но зато это произошло в Санкт-Петербурге, не Мюнхене, заменим Гитлера на Ленина, а Меркель на Путина и Матвиенко.

Это подтверждает тот факт, что Запад провалился в попытке признать ужасы коммунизма, который отбросил общество на 300 лет назад, как минимум на 300 лет назад. Мы не поддержали люстрацию, и вот что мы получили — люди уровня уродской газеты ‘Комсомолка’ управляют страной. Словно бы и не было 1991-го года. И они останутся у власти. Вот это и есть — преступление.