Август, когда в России все традиционно рушится и валится, еще не начался, а трагедия уже произошла. 23 солдата погибли, 19 в больницах – виной всему, по предварительной версии, халатность при строительстве.

Все нынешние расходы на оборонку (почти 5% бюджета!)– которые превышают и образование, и здравоохранение, – оказываются неэффективны. «Арматы», ядерные ракеты, «вежливые люди» – и банальная халатность подрядчика, попилившего казенные деньги. И ведь не в одиночестве же он их пилил, дело не могло обойтись без помощников с большими звездами на погонах.

Все потому, что одних денег недостаточно. Нужны реально работающие механизмы контроля, которые в авторитарной, проворовавшейся насквозь системе работать не могут. Вбухать сколько угодно триллионов – и все равно их разворуют по дороге, так как ничему другому эта «вертикаль власти» не обучена.

Что должно случиться сейчас? – Расследование. Причем не армейский междусобойчик, а гласное и открытое. Парламентский контроль, гражданское общество, НКО – те самые, на которые идет войной государство. Что будет у нас? – Ничего.

Парламент полностью устранился от жизни в стране: отпуск. Можно подумать, в другое время они в чем-то участвуют. А высшие офицеры, министр обороны, президент, наконец? Может быть, кто-то уйдет в отставку, сядет на скамью подсудимых? Уверен – нет. Как все началось с «она утонула», так и продолжается. «Она обрушилась». Привычно закидать трагедию деньгами и никому не нужными соболезнованиями.

На днях видел в Сети очередной плод трудов прокремлевских троллей: фото экипажа «Курска» и подпись «Вот кого надо помнить, а не Немцова». Автору этого агитплаката и в голову не пришло, что эти две трагедии объединяет одна и та же фигура: которой абсолютно все равно, которая ведет страну от катастрофы к катастрофе. И уничтожает любые попытки эти катастрофы останавливать. Не карать стрелочников после трагедий, а создавать механизмы, которые могли бы их предотвратить. Ручное управление «сильной рукой» может привести только к одному: к трагедии, подобной омской. И это еще вынося за скобки воровство, которым в этот момент занята вторая «сильная рука».